13 октября в 13:00

Деньги не пахнут? Почему продажа «Ньюкасла» саудовскому принцу взбудоражила мир

У аутсайдера АПЛ теперь самый богатый футбольный владелец мира.
После Романа Абрамовича и шейха Мансура казалось, что большими покупками в английском футболе уже мало кого удивишь, однако острая реакция футбольного мира на нового владельца «Ньюкасла» из Саудовской Аравии опровергает это допущение. Разбираемся, что же случилось на северо-восточном побережье Англии.
Oli SCARFF/AFP

Тёплым октябрьским вечером миллиардер Майк Эшли получил чек за продажу «Ньюкасла» на £ 300 млн и отправился со своими друзьями отметить это событие в старейший в Лондоне гей-клуб. После нескольких часов веселья компания покинула заведение, а бывший владелец футбольного клуба был в настолько прекрасном настроении, что даже оставил официантке £ 5 чаевых. Это всё, что нужно знать о ненависти фанатов «сорок» к теперь уже бывшему владельцу.

За 14 лет правления клубом, Эшли 12 лет его безуспешно продавал. Он писал фанатам открытые письма о том, что не хочет вкладывать в клуб деньги, потому что так можно разориться. Отказывался ходить на стадион со своими детьми, потому что эти самые фанаты его оскорбляют. Кстати, стадион, ветшающий с каждым годом, модернизировать он тоже не хотел — нерациональные затраты. «Ньюкасл» в это время дважды бесславно вылетал из АПЛ и столько же раз героически возвращался обратно.

Деньги не пахнут? Почему продажа «Ньюкасла» саудовскому принцу взбудоражила мир

AMA/Corbis via Getty Images

Возвращался под руководством Криса Хьютона, до которого были олдскульные ребята вроде Сэма Эллардайса и Джо Киннэйра, а после два Стива — Макларен и Брюс. Между ними ещё шесть исполняющих обязанности, включая даже зачем-то Алана Ширера, который тренером себя не видел ни до, ни после. И в то же время команда здорово прибавляла под руководством сильных по меркам лиги Рафы Бенитеса и Алана Пардью.

Чехарда происходила не только на тренерской скамейке, но и в руководстве. Отсутствие единой стратегии развития, постоянная ротация то управляющих, то спортивных директоров, появление и быстрое исчезновение странных комитетов. Отсутствие коммуникации с болельщиками только усугубляло положение. Хаос и мрак в голове Эшли быстро нашёл отражение в жизни клуба. Получив сильный хейт от фанатов, неказистый владелец умудрился даже сделать оппонентов из числа вчерашних соратников — легенд клуба вроде того же Ширера, Кевина Кигана или Шея Гивена.

Деньги не пахнут? Почему продажа «Ньюкасла» саудовскому принцу взбудоражила мир

Chris Brunskill/Fantasista/Getty Images

Патологическая жадность и бездарное руководство — два верных компаньона Эшли, драконивших жителей города, довели ситуацию до такой точки кипения, что сразу после новости о продаже клуба на улицы города вывались тысячи его поклонников. С песнями, плясками, в импровизированных тобах — длинных робах, которые традиционно носят саудиты, с саудовскими флагами они радостно встречали переход клуба в руки Фонда государственных инвестиций правительства Саудовской Аравии (сокращённо PIF), состояние которого оценивается в € 430 млрд (в два раза больше, чем у владельцев «ПСЖ» из фонда Qatar Sports Investment, и в 12 раз больше, чем у шейха Мансура из «Манчестер Сити»).

В то же время, сделка, закрывшая многолетнюю историю страдания фанатов «Ньюкасла», стала предметом новых ожесточённых дискуссий, уводящих нас от сферы спорта в область морали и политики. Всё дело в новом владельце клуба — наследном принце Саудовской Аравии Мохаммаде бин Салмане, фактическом руководителе фонда.

Это в глазах фанатов с берегов реки Тайн он выглядит настоящим спасителем с безграничными финансовыми возможностями, а вот у мировой общественности реноме у первого лица Саудовской Аравии немного иное. Нарушения прав человека, гонение правозащитников, диковатые для XXI века показательные казни, военные преступления в Йемене и даже международный терроризм — далеко не полный перечень в активе скорее злодея условной части бондианы, нежели респектабельного главы богатого государства.

Разумеется, что для него покупка футбольного клуба в сильнейшей и богатейшей лиге футбольного мира — попытка отбелить свою репутацию. Для таких действий существует целый термин — sportswashing, который в переводе с английского дословно означает спортивную стирку, то бишь отбеливание доброго имени через спорт. Довольно эффективный метод, надо сказать. Спортивный мир не особо принципиален к происхождению денег щедрых меценатов, ведь всё это идёт якобы на общее благо.

Деньги не пахнут? Почему продажа «Ньюкасла» саудовскому принцу взбудоражила мир

TF-Images/Getty Images

Это можно обнаружить в наглядном примере, когда ровно год назад руководство АПЛ отказалось подтверждать сделку о покупке клуба по формальным причинам — сперва дело было в нелегальных трансляциях турнира в Саудовской Аравии, потом же причину нашли в том, что холдинг не может доказать свою независимость от власти монархии. Это всё не более, чем реакционная мера, поскольку главной причиной был громкий скандал с убийством оппозиционного журналиста Джамаля Хашогги на территории Турции, санкционированное властями Саудовской Аравии.

Год спустя, когда тема Хашогги уже не стоит остро на повестке дня, а все старые преступления постепенно теряются за красивой ширмой вроде допуска аравийских женщин к вождению автомобиля или запуска первого в истории женского чемпионата Саудовской Аравии по футболу, руководство АПЛ без особых претензий даёт сделке «зелёный свет». Этика закончилась, теперь только бизнес.

Футбольные же перспективы у клуба открываются немереные. Скупердяйство Эшли тут сыграло ключевую роль: отсутствие каких-либо серьёзных вложений в последние пять лет позволяет новым владельцам сделать щедрое вливание денег в рамках финансового фэйр-плей, превышающее € 200 млн. Эти деньги руководство может потратить как на трансферы, так и на развитие инфраструктуры.

Нет никаких сомнений, что в ближайшие годы «Ньюкасл» станет основательной силой, что вызывает сильную озабоченность у остальных клубов лиги — те уже запланировали экстренное совещание для обсуждения последствий влияния этой сделки на репутацию бренда, а также сомнительные финансовые перспективы от новой закачки нефтеденег, что, вероятнее всего, раздует рынок зарплат и отступных ещё больше.

Деньги не пахнут? Почему продажа «Ньюкасла» саудовскому принцу взбудоражила мир

AMA/Corbis via Getty Images

Но это не проблемы «Ньюкасла». Новое руководство активно делится своими планами по возвращению в элиту английского футбола. Пресса усиленно перебирает самые лакомые варианты для перехода в новый суперклуб: называются фамилии Кейлора Наваса, Рэмси, Коутиньо, Икарди, Ришарлисона, ван де Бека, Марсьяля и многих других игроков с нестабильным положением в своих клубах. Рио Фердинанд в открытую советует приобрести Стерлинга, Райса и Лингарда. Многие спортивные порталы предлагают развлекательный контент в стиле fantasy-футбола, где каждый желающий может выбирать игроков для трансфера и составлять свои варианты команды.

Безнадёжно зашаталось тренерское кресло и под Стивом Брюсом, который выглядит теперь уже слишком архаичным для нового направления клуба. Главной интригой является то, сохранит ли он свою должность до 17 октября, когда должен будет провести юбилейный тысячный матч в качестве тренера, или же остановится на отметке в 999 матчей. Надо сказать, что потенциальные претенденты на перспективное кресло выглядят солидно: Конте, Фавр, Фонсека, Джеррард, Лэмпард, Хау... В последние дни пресса активно говорит про Ральфа Рангника, который всегда мечтал поработать в АПЛ и очень заинтересован в том, чтобы возобновить тренерскую карьеру в «Ньюкасле».

В общем, эйфория от предвкушения зарождения нового суперклуба выглядит забавной. Особенно если вспомнить, как ещё совсем недавно футбольный мир практически единогласно устроил охоту на ведьм, решивших запустить Суперлигу. Вопрос выбора между деньгами и моралью тогда стоял остро как никогда. А теперь все эти стенания моралистов по поводу спортсуошинга авторитарного режима начинают слегка раздражать и тонуть в море восторга от футбольных перспектив такой сделки. Похоже, что деньги снова повели в этом матче.

Читайте также